metallica-interview
  • post by:
  • Март 06, 2018

Metallica: интервью с группой

Интервью с Metallica: о том, что отличает группу от остальных, рок-бунтарстве, футболках Metallica и реакции фанов на новую музыку

Metallica всегда шла прогрессивным путем, который принес группе отличные результаты.

Но после выхода почти каждый альбом вызывал беспокойство у фанатов: в 1986 году ‘Master of Puppets’ показался им слишком классическим, в 1988 году ‘…And Justice For All’ – слишком жестким, а великолепный ‘Metallica’ (‘The Black Album’) в 1991 году – слишком попсовым. Альбомы ‘Load’ и ‘Reload’ в 1996 и 1997 годах высмеялись за то, что они слишком далеки от своих трэш-корней, и даже в 2008 году Metallica обвинили в слишком громком ‘Death Magnetic’.

Независимо от того, что они делали, всегда находились критики. К счастью, группе было на это наплевать.

‘Всегда есть деление на два лагеря. Мы как бы и возглавляем кавалерию, но в то же время не ведем конницу так, как часть людей хотела бы. Тебе нужно выйти за рамки и жить. Если ты не живешь – ты задыхаешься. У нас есть только одна жизнь и слишком мало времени на этой планете, чтобы ограничивать себя’, – объясняет Ларс Ульрих журналу ‘Clash’.

metallica

Metallica превосходит жанр металл-группы. Что же отличает Metallica от других групп и как вы стали настолько универсальным?

Джеймс Хетфилд рассказывает: Мы всегда ненавидели любые правила и попытки поместить нас в какую-то категорию. Нам не нравятся ограничения. Мне кажется, что у хэви-метала есть что-то от панка. Типа ‘Мы такие как есть, делаем все по-своему’. И все в порядке, пока ты не идешь ни у кого на поводу. Можно даже стричь волосы или не носить косуху.

Как-то с балладами вышло довольно интересно. Я помню, как чуть не подрался с поклонником в Сан-Франциско. Это было примерно в 1989 году, альбом ‘And Justice For All’ только вышел, и мы сделали клип на песню ‘One’. Один парень сказал нам: ‘Пошли вы, продажные ублюдки! Вы сделали видео для MTV и бла-бла-бла’.

Но почему мы должны оправдываться за своё творчество? Нас разочаровала злость фанов на то, что ты артист и делаешь то, что хочешь, показываешь свою позицию миру.

Кирк Хэммет: Наша музыка остается молодой и энергичной. Она не стареет. Когда мы ездим в стадионные туры по Америке, мы видим много молодежи. Джеймс каждый спрашивает: ‘Сколько здесь новых людей?’, и иногда более половины зала видят нас вживую впервые.

Я думаю, что музыка – это испытание временем. В нашей музыке чувствуется юношеская энергия, которая формирует звучание группы. Много энергии, динамики, эмоций. Поэтому молодые ребята не считают нас стариками.  Они видят, что мы полны сил и желания выходить на сцену.

metallica

Если вы не будете делать что-то для большей аудитории – вы не будете успешны. Выходит, чтобы фанат мог покупать ваши альбомы, вам нужно быть успешными, чтобы иметь возможность записывать их!

Джеймс Хетфилд: Моя философия – это эволюция. Нужно меняться, расти, чувствовать жизнь. Некоторые группы будто воссоздают один и тот же альбом снова и снова, но нам такое не нравится. Мы почти никогда полностью не довольны своей работой. Но это своего рода драйв, который мотивирует нас.

Какая у тебя лучшая запись? Следующая. Какой твой лучший концерт? Он ещё впереди. И так всегда в моей голове.

metallica

Если вы все равно чувствуете себя аутсайдерами, значит ли это, что ваши решения бесстрашны? Типа: ‘Черт возьми, нам все равно, что будет’. Или всё же есть опасения, не слишком ли новая музыка отличается, понравится ли она людям?

Джеймс Хетфилд: Я ненавижу сомнения. ’Сомнение убило воина’, как говорится. Скорее, мы думаем так: ‘ Этого ещё никто не делал. Мы хотим и можем это сделать! Можем экспериментировать и расширять свои границы. Нам все равно, сколько денег мы потеряем’.

С другой стороны, идете ли вы на компромиссы, чтобы быть принятыми мейнстримом?

Джеймс Хетфилд: Мы считаем, что мы создали свой собственный мейнстрим. Мы были очень честны с самими собой. Всегда должен быть какой-то компромисс, особенно когда в группе 4 парня. Двое из нас, Ларс и я, руководят процессом. Когда мы не согласны в чем-то друг с другом – мы ищем компромисс.

Иногда мне далеко не на 100% нравилось то, что мы делаем, и я соглашался с видением Ларса. Во времена ‘Load’ и ‘Reload‘ я не был в восторге, но видел, что парни очень увлечены, и остался с ними заодно. Потому что главным для меня было остаться вместе, сохранить группу и двигаться вперёд. Ради этого я готов идти на компромиссы.

metallica

Рок всегда был символом мятежа. Как думаете, дети все еще обращаются к року, чтобы бунтовать?

Хетфилд: Абсолютно. Но это касается всех жанров. Если ты воспитываешься в рок-семье и начинаешь увлекаться джазом или классикой – это восстание. Это не обязательно рок, но в подростковом возрасте всегда есть бунтарский дух, когда думаешь: ‘Мне нужно отличаться от моих родителей’. Это естественный ход развития.

У меня самого трое подростков, и они хотят слушать свою музыку, делать свою карьеру и идти своём путём. И именно так должно быть. Не вижу смысла спорить с ними, чтобы заставить слушать Venom или что-то типа того. Хотя они заставляют меня слушать то, что им нравится! (Смеется). Мне нравится, что они любят музыку. И у них должны быть свои вкусы.

Восстание – это великая и естественная эволюция людей растущих.

Роберт Трухильо добавляет: Мой сын – басист. Я пытался заставить своих детей понять и принять разные стили и оценить их одинаково. Я помню детей, когда им было 3-4 года и они танцевали под Bad Brains (хардкор-панк группа). Мы будем ехать по Тихоокеанскому побережью в Лос-Анджелесе, и я могу сказать: ‘Эй, послушаем Miles Davis?’. И мы послушаем, а потом переключим на что-то другое. Никаких правил.

Теперь, когда моему сыну исполнилось 13, я вижу, что он охватывает разные стили и становится открытым. Я знаю, что будущее за молодёжью. Они хотят научиться играть сейчас. И если благодаря музыке или другому искусству они смогут восстать и найти себя в творчестве – это лучшее, что может с ними произойти.

Моя жена – художница, я – музыкант. Я рос на скейте, и теперь мой сын – тоже скейтер и тоже басист. Он пишет и играет музыку. А моя дочь – невероятный художник, и я рад, что дети выбрали эти пути. Мой сын начинал барабанщиком. У нас есть бас буквально в каждой комнате, и он начал играть на нём сам примерно в восемь лет. Я бы никогда не стал навязывать ему что-либо. Но всегда приятно, когда твои дети делают то, что нравится и тебе – так у вас создается дополнительная связь. А еще лучше, когда твои дети – лучше тебя.  Это то, о чём мечтает каждый родитель.

metallica

После выхода вашего последнего альбома ‘HardwiredTo SelfDestruct’ вы признали, что это был очень жёсткий альбом. Металл – подходящее средство для освобождения гнева.

Хетфилд: О, злость была со мной всегда. Это отличный инструмент для создания музыки. И в то же время, музыка –  это способ выразить свой гнев. Были другие группы, которые помогали мне, пока я ещё не делал этого сам. Я любил Black Sabbath и более тяжелые группы, панк-рок.

Когда-то вещи, которые ты носил, считались значком идентичности, и люди знали, какую музыку ты слушаешь. Сегодня, если кто-то носит футболку Metallica, они могут и не быть вашими фанатами…

Кирк Хеммет: Да, это так же, как и футболки Ramоnes. Если кто-то их носит, это не значит, что они знают, что такое панк-рок. Это просто модная хипстерская штука, которую они видели в журналах или на других людях. Это просто побочный продукт. В конце концов, если вы существуете достаточно долго, всегда происходит именно так.

В 1984 году, если у кого-то была футболка Metallica – он был частью очень особенной, уникальной группы людей, которые знали и любили нашу музыку.

Ларс Ульрих: Я ценю это и отлично воспринимаю. Круто, что люди знают, кто такие Metallica! Как артист, я считаю, что для 99,999% артистов важно признание, позитивный отклик на то, что они создают.

Но как только ты даришь свое произведение миру – ты теряешь право указывать людям, как они должны им распоряжаться или что с ним делать. Например, ‘Ты должен это слушать’ или ‘Эти слова означают это’ или ‘Можно носить футболку, если ты был на трех концертах’.

Если люди носят наши футболки и не знают, кто мы такие, все в порядке – это бесплатная реклама. Для меня это не имеет никакого значения.  Делай татуировку, надевай футболу – это все хорошо, большое спасибо. Я рад, что все, что мы делаем, занимает какое-то место в популярной культуре. Это потрясающе.

И опять же, если Metallica может помочь объединить людей через музыку, символику или видео – это здорово. Музыка – это отличное средство, чтобы почувствовать связь с другими людьми. И я счастлив, если Metallica – часть этого!

metallica

2 Comments

  1. Roman

    Reply

    Metallica the best!!!

    10 Мар 2018
  2. Роман

    Reply

    Гарне інтерв’ю. Хлопці Молодці за роки витримали всі випробування й не зрадили своїм принципам, залишилися самобутніми, зберегли своє лице, бунтарський дух, а в році головне!!! Чекаємо З концертом в Україні!!!

    10 Мар 2018

Leave Comments